Игорь Сидоренко (Stoned Jesus): «Когда я сыграл во дворе свои первые песни - друзья меня засмеяли и сказали: ты просто их у кого-то украл!»



Как так получилось, что находясь в общем-то во враждебной для тебя среде ты смог вырваться и стал, тем кем стал?


Основным катализатором был конечно папа.  Он с юных лет играл на гитаре, позже во всяких ВИА:  Самоцветы, Кристалл, Эрмитаж.

Это что те самые Самоцветы?

Не, не те. Они были маленькие Самоцветы и в начале 80-х они были приписаны к Луганской филармонии и даже, немножко, если это можно так назвать, «турили» по Советскому Союзу. У них было отделение в большом концерте. То есть приезжает от филармонии цирк, обязательно какой-нибудь юморист, сольные номера и ВИА с тремя-четырьмя песнями. Ну, конечно, они играли на дискотеках, где сидят какие-нибудь партийные бонзы и до 21 играется правильный репертуар, а после 21 начинаются кавера на Дип Пёрпл, Пинк Флойд и Битлов. Но с моим появлением, а я был второй ребенок в семье, мама сказала: «товарищ давай-ка ты дома посидишь, а не будешь кататься черт знает где и позанимаешься воспитанием ребенка». У него не сильно получилось, но дома он остался и поэтому все что он не смог реализовать - вложил в меня. И он в начале учил меня играть на гитаре, но потом было принято решение отдать меня в музыкальную школу по классу гитары потому, что обучение достигло того уровня, когда дальше нужно брать уроки у профессионала. А вообще вся семья очень музыкальная. Мама с Западной Украины, Ровенская область. И она очень часто вспоминала как бабушки, прабабушки вечерами садились и пели, и я помню мы с папой проводили даже забавный эксперимент, когда джемили дома. Мне там было лет 15, папику соответственно около 50.  Мама пела, мы играли. Мама вспоминает какую-то песню из юности и все что она вспоминает в ля-миноре. Вот она прям начинает первую нотку петь – это ля. Даже если она поет какую-то другую она потом все равно уходит в ля. Вот забавный такой момент. Ну и старшая сестра, на 10 лет старше, она была прводником в мир более актуальной на тот момент музыки, то есть кассеты с Цоем, кассеты с рэпчиком, с поп-музыкой. Какие-нибудь там рок-баллады. И первая кассета с которой у меня началось увлечение первой моей серьезной группой тоже была ее. У нее была 90-минутная кассета, на одной стороне был альбом группы Cranberries, где первая песня была Zombie и я только ее и слушал проматывал и опять ее слушал (смеется), а на второй стороне был Unplugged in New York Nirvana без первой и последней песни. И вот я собственно с этой кассеты и увлекся и долгое время пару лет, я считал что Нирвана – это такая лирическая группа с чуваком под акустичку, которая поет вот эти задушевные песни. Поэтому мне, наверное, до сих пор, нравится что-то такое более лирически-акустическое (смеется).

 

Ты как-то говорил, что писал песни, но во дворе никто не верил, что они твои...

Да, я только об этом думал, что вот вчера как раз когда мы играли и думаю надо об этом как-то не забывать. Не напоминать конечно себе каждую секунду, но просто я вот задумался о том, что 20 лет назад я вышел во двор с гитарой к пацанам и сказал: «я песен тут  насочинял». Сыграл им пару тем, они меня засмеяли и сказали: «ты просто их у кого-то украл». А потом вот через 20 лет я езжу по фестивалям и одна из моих песен с миллионами просмотров на Ютубе и все такое. Важно об этом помнить. Не надо бить себя в грудь и каждый день говорить: «Я! Это я!» (смеется) Но помнить, что все это было не зря. Нужно сказать молодым, что первые опыты могут быть какими-то не совсем удачными. А я вот свои ранние вещи понаходил и я их оцифровываю и отношу парню одному, он их с кассет перегоняет в Wav`ки («wav» - формат аудиофайлов) и когда этот процесс закончится ближе к концу лета, я сяду, наверное, все посмотрю. Но я уже могу сказать, что там уже около 13 гигабайт музыки.  500-600 песен, что-то такое.



 

У тебя получилось каким-то образом это все сохранить?

Не, я очень такой обязательный чувак, у меня просто был такой подход, ни дня без строчки. Я приходил домой, садился за клавишные, на которых можно было набить какие-то барабаны, драм-машинку или сыграть чуть-чуть на клавишных (папа меня немного научил на них играть), потом брался за гитару, сочинял, записывал, и единственной моей публикой были родители и один друг со двора. Я его подсадил на какую-то общую музыку и он у меня был лабораторный кролик. Я на нем ставил эксперименты. Забавно всю старую музыку свою переслушивать, она прям как кольца на срезах дерева. О, вот тут я наверное Металлику для себя открыл, а вот тут я по Пинк Флойду перся, а вот тут немного русского рока, потому что тексты там какие-то такие пафосные. Исторически – это конечно очень любопытная штука, в основном для меня. А так я не думаю, что я буду кому-то это показывать.


Первая группа в которой ты играл, помнишь ее?

Первая группа моя, в которой я играл, я там был барабанщиком… Она называлась «Агидель» по песне ДДТ «Агидель Белая река». И мы сыграли как-то на танцах в большом зале ДК, на новый год. Это был вечнозеленый хит «Батарейка» группы Жуки и он тогда только вышел. Я сидел за барабанами и был бек-вокалистом. И сыграли еще 2 песни Андрюхи Потапенко фронтмена коллектива. Андрюха стал потом довольно известным бардом. Был у нас в Свердловске такой бард Веня Дркин. И Андрюха там был носителем его творческого наследия. Перепевал его песни, участвовал в куче ДР фестов в памяти Дркина. А потом с двумя ребятами постарше мы играли уже какой-то дум. Я наслушался My dying Bride  и там все было серьезно. Мы дали даже концерт для одного человека на реп-базе. Приезжала девочка-фанатка из Алчевска. Мы с ней переписывались, она услышала нашу музыку и говорит: хочу услышать, приехала, мы втроем за ней ходили такие большеглазые. Вот она села послушала концерт и уехала (смеется)

И больше вы никогда ее не видели…

Да (смеется). Нет, она недавно, находила меня в соцсетях. Добавилась, но мы не общались.

Она нашла себе другого...

Да

Когда ты собрал свой первый состав и понял, что это то самое? Вот оно!

Долго такого не было. Из-за того что жил в Луганской области мне там было очень сложно с музыкальной реализацией. Помню, что когда учился уже в универе в Луганске, каким-то чудом нашелся там чувак с которым мы сошлись на любви к Марс Вольте. Причем он был такой на челке и рассказывал, что Марс Вольта – это эмо. А я ему: «нет, Марс Вольта – это прог». Но мы оба сошлись на мысли, что это крутая группа и было прикольно что-то в таком духе поиграть (смеется) Тогда было верхом мечтаний собрать какой-то состав и выступить на Hot Jam`е (название серии мероприятий в луганском рок-клубе). Не знаю существует ли он сейчас. Ну я к тому моменту продолжал какой-то музыкой заниматься, интересовался, и пришел к пост-року. И вот у меня уже тогда был Krobak (проект Игоря Сидоренко). И это все у меня были домашние записанные демки, но Кробак услышал Костя с лейбла Cardiowave. Они даже выпустили альбом и я вот в 2008-ом приезжал несколько раз в Киев и Одессу играть концерты. Ты приезжаешь за пару дней до выступления, первый раз видишь музыкантов с которыми будешь играть, репетируешь с ними несколько часов, отыгрываешь концерт и еще пару дней висишь в Киеве или Одессе. И вот так у меня было в 2008-2009. Потом в 2009 начался Stoned Jesus. И вот с первых концертов Stoned Jesus с этой восторженной реакции узкого круга посвященных людей, стало понятно, что все это происходит не зря и все это очень классно. И хоть людей было всего человек 30, но прям это хорошо все началось.


Что-то бы ты изменил в своем детстве если бы сел в машину времени?

Ну мне кажется надо было быть чуть более гибким. Просто я, с помощью друзей отца, открыл для себя много какого-то классического рока и, пошел к прог-року. И лет в 15-16 я был таким снобом, который слушал всякий King Crimson и не слушал то, что происходило на тот момент вокруг него. А на тот момент происходил нью-метал и, как ни странно, к нему я пришел совсем недавно. Korn альбомами я вот послушал лет 6, SOAD 5, а Deftones открыл – 7 лет назад. И это все довольно интересные и разнообразные группы. В проге мне нравилось чувство открытия, они не играли по каким-то заведомо известным лекалам. Песня напоминала не обычный тоннель, где ты уже видишь в конце двойной припев. А такой вот лабиринт, в котором ты ходишь. И каждый раз что-то интересное тебя за углом ждет. И вот если бы я тогда вот этот подход к музыке: «вау, я хочу, чтобы музыка меня удивляла» мог перенести на какую-то современную музыку, которая на тот момент была актуальна, мне бы было проще уживаться с другими музыкантами и может собрать группу, раньше начать играть, получить какой-то опыт. Но в принципе, все складывается как складывается, все хорошо.

Как часто ты видишь среди публики тинейджеров?

Да вот когда я поработал в Рок-Школе, месяц в 2015-ом году (смеется) пару учеников стабильно ходили на концерты. И отмечали в Инстаграме, вот Игорь Валерьевич, пришли на концерт. Ну вообще приятно, что много молодежи, причем не только в Украине. Мы во Франции играли в Ницце и там просто одни малые были: 16-ти и 18-ти летние детишки. Это было очень забавно. Играли вот осенью в Испании, вместе с Somali Yacht Club, и Португалии. Тоже в основном молодежь была. Существует мнение, что гитарная музыка умирает и все такое. Но когда у тебя ¾ публики по 18-20 лет, то значит ничего не умирает и все хорошо. Тем более, что мы группа, не какая-то там супер-пупер известная, позади которой стоит какая-то мощная контора, которая ее везде всем в лодки пихает, а мы все-таки более андерграундный коллектив. То есть это зависит от людей, они интересуются, они нас сами находят.



Чего не хватает, как ты думаешь украинским тинейджерам? Может быть у них не достаточно развит вкус?

Это нормально. Это такая цикличная тема, потому что я сам, когда был малой и уже играл на гитаре, я ходил в музыкальную школу – я был рэпером. Мы все были рэперами, мы слушали Naughti by Natyre, Tupac, Public Enemy. Ну то есть 90-ые, Донбасс. Кем ты еще мог быть? Либо рэпером, либо рубиться по какому-то жесткому бруталу, но мне это никогда не нравилось.
Что сейчас популярно на Западе? Наши на это смотрят и такие: «о, значит надо и нам». Я считаю, что за счет этого немного смещается фокус как и у СМИ, так и у исполнителей многих и не хватает каких-то положительных примеров. То есть какая самая хайповая, условно,  рок-группа в Украине? Пошлая Молли (смеется). Ну это не очень положительный пример, ну  они типа врываются на сцене, но музыка не интересная и если ты захочешь в нее копать как музыкант у тебя лопата просто упрется в бетон. Хочется, чтобы просто было побольше каких-то интересных позитивных групп, которые будут молодежь вдохновлять. Но при этом я часто, на тех же реп-базах, вижу пацанов по 16-18 лет, которые репетируют, играют в группах. Вот недавно был у вас на School Bands Battle. И Z Feelz, и Vnature вообще молодцы. Причем обе группы кардинально друг от друга отличаются. Z Feelz по какому-то очень крутому атмосферному шугейзу, Vnature – «Пошлая Молли», но от нормальных детей. Классно. Просто не хватает большего количества таких ребят. Они должны понимать, что через музыку можно самовыразиться, найти друзей, много чего можно сделать.

Если ты молодой музыкант и чего-то хочешь достичь в музыке, учитывая свой опыт, чтобы ты мог посоветовать детям? Единого рецепта успеха конечно не существует, но все же…

Я смотрю на свой опыт и вспоминаю какие-то группы вокруг. И одна из моих самых любимых молодых банд – это Vovk. Они играют везде, они вкладываются в музыку и в духовном и в материальном плане. С умом подходят к материалу. И вот эта вот смесь, того что ты хочешь и трудолюбия. Это классно. Понятно, что не у всех есть ресурсы, есть сомнения, есть какие-то дела, которые объективно важнее. Если ребенку 16 и он заканчивает школу, то понятно что ему экзамены могут быть важнее, чем разучить новую песню на репетиции. Но при этом если ты понимаешь, что тебе это нравится и ты хочешь это делать, то надо делать, делать и делать. Единого рецепта успеха не существует, ты правильно сказал, но, если ты присматриваешься и «ой у нас там не столько концертов как у других, у нас не так хорошо получается как у кого-то еще». Делай это для себя, а не для кого-то.

Какой бы ты составил список из групп, которые должен послушать каждый ребенок?

Ну во-первых Битлов. Ведь если ты услышишь сначала группу, которая у них воровала, то ты не сможешь отличить вершки и корешки. И будет тяжело еще там чем-то просвещаться. Вот, как бы это банально не звучало, очень нужно послушать старый Black Sabbath потому что от него пошла вся тяжелая музыка и он начинался как смесь утяжеленного блюз-рока доведенного до абсурда, но потом они за счет того, что развивались как музыканты, они вытянули его во что-то вообще абсолютно другое. Обязательно зайдет Pink Floyd, они очень классные. Ну и, как мне кажется, последняя великая группа – это Nirvana. Потому что чувак взял как раз все от этих вот трех групп. Он взял напор Саббатов, мелодизм Битлов и концепт Флойдов и у него получилась такая вот поп-музыка, грубо говоря, но через призму всего тяжелого и агрессивного гитарного саунда просматривается, действительно, великий талант, большой мелодист, большой умница. Ну и как группа они очень круто играли. Грол – прекрасный барабанщик, а Новоселик он такой с виду вроде расхлябанный чувак, но он очень добавлял вот этот комический расслабляющий элемент в группу. Потому что, если б там были сплошные Гролы и Кобейны напряженные она бы не снискала такой популярности у широких масс. Как минимум вот эти 4 банды стоит послушать и как мне кажется многих удивит насколько оно до сих пор свежо и актуально звучит. Мы в турах недавно катали и Битлы, спасают всегда. То есть ты можешь слушать какую угодно музыку, но когда ставишь битлов, они заходят всем. Никто не просит переключить. Не уходит в свои наушники, все слушают с огромным удовольствием, так что нужно начинать с таких вот корней. Причем что у них есть много того, что повлияло на все абсолютно другие жанры. Нравятся ранние шумные Битлы – ок, значит дальше тебе нужно слушать панк-рок и гаражный рок. Если нравятся психоделичные Битлы – копай в Пинк Флойд. Если нравятся поздние проговые Битлы времен Abbey Road – собственно добро пожаловать! Genesis и King Crimson!



Советуешь ли ты детям посещать как можно больше живых концертов и местные локальные тусовки?

У меня всегда в приоритете было посмотреть концерт. Я знаю, что у многих это сводится к потусить, поупотреблять горячительные напитки и почувствовать себя частью тусовочки, но мне всегда было интереснее наблюдать за музыкантами. Поэтому конечно интересно ходить на концерты, где крутые музыканты. Но не всегда такое можно найти, но я недавно для себя обнаружил, что при должном расположении духа можно получить удовольствие почти  от любой музыки. Мне вот вчера на Тарасе Бульбе понравились «Фіолет». Нормальный поп-рок, все отлично сыграно. Они там все друг в дружку попадают и все у них бодренько. И вокалист по сцене скачет. Конечно ни одну песню не запомнил. Но оно плотненько и красиво дает понять, как должна работать группа, сыгранная такая, слаженная, которая дает это все «в народ», и они это забирают. Из молодых конечно, Grandma`pick вот. Так что в принципе можно собираться компанией и в этой компании будут люди, которые захотят потусить так и, возможно, люди, которые захотят посмотреть на музыкальную составляющую всего происходящего. На концерты в любом случае стоит ходить.

Из того что я посещал лично можно вспомнить 2 крайности. 1 крайность это концерт King Crimson группа которой 50 лет в этом году. Они там все старые дядьки, сидят в 2 ряда на сцене, 3 барабанщика, у них все супераранжировано и оно местами звучит просто как классическая музыка. Потому что там если ошибешься 1 раз - назад не вернешься. Тогда жопа всем (смеется). И оно увлекает не только» ой, как он сыграл», но и в плане какого-то общего эмоционального фона, в плане какого-то флоу концерта. Вот как там одна вещь переходит в другую, как они тебя тянут через разные настроения, в конце обязательно какая-нибудь кульминация прикольная. Действо. И это при том что на цене просто сидят люди и не происходит никакого вижуала. А вторая крайность это концерт киевских эмо-панков Date Rape, была такая прекрасная группа, когда чуваки с которыми ты сидишь на форуме или там встречаешься раз в неделю на выходных на «оперке» (оперный театр), чтоб там сидра припить. И вот вы просто только что сидели, там что-то ржали, обсуждали и тут они выходят на сцену. Ну и сцены даже нету как таковой, пол на одном уровне. И вот они выходят, берутся за инструменты и все, это уже настоящая группа, они носятся, прыгают на барабаны, прыгают друг на дружку, при этом умудряются друг в друга попадать и кричат и поют и выплескивают эмоции и настолько это все искренне и по-настоящему и прям электричество в воздухе носится. И там на этой реп-базе человек 20, но они выкладываются так как будто их там 20 тысяч.


Почему у некоторых команд этот огонь пылающий есть, а у некоторых, вроде и хороших групп, он какой-то тусклый?

Тут много факторов. Есть такой момент как зажатость. Люди хотят и могут сыграть, но боятся. Зажатость убирается количеством концертов. Но нельзя чтобы это стало замкнутым кругом. Типа: я играю немного и поэтому я скованный. Соответственно надо играть больше. И второй важный момент, чтобы своя музыка нравилась. Если своя музыка не нравится, то и особо качать тебя не будет. Ты просто будешь держаться в уголочке за гитару и всё.

От каких ошибок ты бы предостерег молодых?

Многие любят играть жанр. Особенно часто пишут во всех объявлениях: хотим играть трэш металкор 2000-х годов, хотим играть гранж исключительно как в южно-восточном районе Сиэтла. Хотим играть то, хотим играть это. А прикол в том, что жанров не существует. Есть группы, которые начинали играть определенную музыку. Потом появляется большее количество групп, которое под них косит и это называют жанром. Потом появляется еще большее количество групп, которые уже косят под косящих и ты уже сидишь и думаешь: не, ну пост-гранж это плохо. Потому что они все косят под тех кто косил под «Нирвану», а Кобейн в свою очередь косил под Битлз и Блэк Саббат. И поэтому многие думают, что дальше жанра ничего не происходит. А важнее играть все-таки не жанр, а попытаться передать ощущения, грув, вайп, не знаю как это еще назвать, от музыки. От того что тебя качает. Допустим 1 песня это будет условный нью-метал, а другая условный панк-рок! Это не так страшно, главное, чтобы оно тебя качало и слушалось искренне и тебе самому нравилось. Поэтому я одно время, когда следил за жанрами, считал, что жанры – это пик всего. Меня раздражало, когда группа в интервью неправильно называла свой жанр. Например, какая-нибудь Металлика там рассказывала, ну эта быстрая песня у нас на альбоме, она такая панковская, а я сижу перед компьютером и такой: "В смысле панковская? Вы же металлисты! Так нельзя!» А теперь понимаю, что это внутренние ощущения, человеку кажется это так стоит назвать. А что это на самом деле, его абсолютно не волнует. Я бы посоветовал не цепляться за жанры и не расстраиваться, пробовать в любом случае. У меня есть хороший пример такой знакомой, которая 3 года проиграла в группе потом 5 лет не играла вообще нигде. Потом снова взялась за бас-гитару и сейчас она такая очень уважаемая сессионный музыкант. По Европам катается. Просто ей нужен был период такой, от этого всего отдохнуть переосмыслить. Но, как мне кажется, никогда не нужно бросать занятия музыкой навсегда и если это прёт и это нравится, то в этом что-то есть (смеется).